Курортный сбор: реальная помощь регионам или перекладывание денег?

Намерение властей Башкирии ввести курортный сбор с туристов вызвала очередную дискуссию в туротрасли о целесообразности этой меры — в том числе в таких регионах, где овертуризма не наблюдается. Profi.Travel решил посмотреть на итоги эксперимента по введению «налога на отдых», который проводился в течение трех лет, и ответить на вопрос, где эта мера действительно может быть полезна.

Что вначале: сервис или курортный сбор?

Курортный сбор в Башкирии — инициатива депутатов парламента республики. В случае ее принятия в регионе введут «туристический налог» до 100 рублей за сутки проживания для всех совершеннолетних туристов.

По словам спикера башкирского парламента Константина Толкачева, «обязательный платеж не будет обременительным», сообщает «Коммерсант-Башкирия». С другой стороны, говорят эксперты, в случае выбора максимальной суммы сбора паре придется заплатить за неделю отдыха 1400 рублей.

В самой Башкирии позиция участников бизнеса по поводу инициативы неоднозначная. Многие обеспокоены, что новая мера только отпугнет бюджетных туристов, которые приезжают по большей части из соседних регионов. К тому же региону будет сложнее конкурировать за турпотоки, к примеру, с Челябинской областью или Татарстаном, где также развита санаторно-курортная отрасль. По мнению представителей туротрасли, вводить такой сбор было бы правильнее одновременно, по согласованию с соседними субъектами.

«Башкирия — регион с довольно бюджетным чеком, в отличие от Калининградской области или Сочи, — цитирует „Коммерсант“ эксперта по туризму в Башкирии и блоггера Раиса Габитова. — Наш турист небогатый, как правило, едет из соседнего региона, часто на своей машине с палатками, или останавливается в недорогом отеле. Думаю, что это неправильная история. Сначала нужно развить уровень сервиса и поднять средний чек, а потом вводить туристический сбор». С этим мнением соглашаются большинство профессионалов турбизнеса: на Западе курортный сбор вводится, как правило, в регионах с овертуризмом, где есть задача ограничить турпоток или, как минимум, минимизировать за счет него износ туристической инфраструктуры, которая страдает от избыточной нагрузки.

Эксперимент с курортным сбором — считать ли успешным?

Башкирские законодатели в качестве положительных доводов ссылаются на успешный опыт введения курортного сбора в тех регионах России, где он был запущен в пилотном режиме: Крыму, Ставрополье, Краснодарском и Алтайском краях. С 2018 по 2021 годы, пока проводился эксперимент, больше всего средств удалось собрать в Ставропольском крае — 904,5 млн руб. В Краснодарском крае эта сумма составила 538,1 млн руб., а на Алтае — 115,6 млн руб. При этом в Крыму от идеи введения курортного сбора в итоге полностью отказались.

Все регионы, где проходил эксперимент по курортному сбору, выкладывают отчетность в открытый доступ на сайтах своих туристических ведомств. Судя по этим данным, в Ставропольском крае работу с курортным сбором удалось наладить лучше, чем в других регионах, по крайней мере, с точки зрения количественных показателей. В региональном Министерстве туризма и оздоровительных курортов был создан отдел по контролю за собираемостью курортного сбора. Всего налог действует в четырех городах: Пятигорске, Кисловодске, Железногорске и Ессентуках. Собранные средства (по 50 рублей за сутки проживания с каждого взрослого туриста) направляются в региональный бюджет, откуда в виде бюджетных ассигнований возвращаются муниципалитетам под конкретные проекты.

По данным из открытых источников, за 2021 год в регионе было собрано 266 652 201 руб. «туристического налога». Сбор оплатили 426,4 тыс. человек из 714,9 приехавших в регион за прошлый год. Реестр платежных агентов по всем четырем курортам насчитывает около 450 юрлиц, причем в нем значатся даже небольшие гостевые дома емкостью до 8 гостей.

Что касается расходования собранных средств, то, по данным регионального Минтуризма, они направляются в основном на благоустройство туристических мест: скверов, входных групп в общественные места и т.п. При этом сложно оценить, какова в этих ассигнованиях доля средств, полученных непосредственно от курортного сбора.

Вместе с тем, эксперты, которые выступали против «налога на отдых» с самого начала, склонны считать, что от таких объемов денег пользы явно меньше, чем усилий, которые потратили на их сбор. По словам Дмитрий Богданова, главы ассоциации отельеров АМОС, который является одним из наиболее последовательных противников сбора, итоги эксперимента, проводившегося в четырех регионах с 2018 по 2021 год, так и не были представлены широкой общественности, а без них нет смысла говорить о применении сбора в других регионах. И главная причина такого молчания — более чем скромный объем собранных средств. С этой точкой зрения согласны и другие опрошенные.

«Я с самого начала был против курортного сбора, потому что в нем просто нет никакой логики: одной рукой мы платим туристам кешбэк, чтобы они ехали отдыхать в России, а другой — забираем эти деньги в качестве курортного сбора», — отмечает Дмитрий Богданов.

Курортный сбор возможен. Но не везде

При этом профессионалы турбизнеса соглашаются: введение курортного сбора может быть оправдано, например, при локальном овертуризме. Снижение фискальной нагрузки на бизнес повышает конкурентоспособность турпродукта и дестинации. Эксперимент по введению курортного сбора показал, что он может быть относительно эффективным инструментом для поддержки и даже развития курортов, говорит почетный президент Российского союза туриндустрии Сергей Шпилько. Однако для этого должны быть соблюдены несколько условий.

«Прежде всего, чтобы поступления от сбора в муниципальный бюджет были кратно выше затрат на его администрирование, регион должен располагать большим классифицированным номерным фондом. А значит основу его индустрии гостеприимства должны формировать крупные здравницы, гостиничные, горнолыжные комплексы. То есть, надо, чтобы не только сам турпоток в регион был большим, но и чтобы размещался он в основном в объектах, которые исполняют свои обязательства перед бюджетом — платят налоги и сборы. А доля так называемого частного сектора, который в основном находится в серой зоне, наоборот, должна быть невелика. В противном случае недобросовестная конкуренция между надомными и квалифицированными средствами размещения с введением курортного сбора будет только усиливаться», — говорит Сергей Шпилько.

Кроме того, по словам эксперта, важно, чтобы средний чек пребывания в гостиницах и санаториях региона был относительно высоким, чтобы курортный сбор в нем «тонул», не оказывая существенное влияние на стоимость турпродукта. Таким условиям соответствуют, уже упоминавшийся Ставропольский край, где сбор относительно успешно взимается, а полученные средства расходуются на поддержку инфраструктуры наиболее посещаемых туристами мест, а также Белокуриха. В Алтайском крае в 2021 году удалось собрать около 24 млн рублей, которые были зачислены в фонд развития курортной инфраструктуры (ФРКИ). Из этого фонда осуществляется финансирование различных работ по обустройству курорта Белокуриха: оборудование гостевых маршрутов, санитарная обработка и многое другое. В 2021 году на эти работы было выделен в общей сложности 31 млн рублей. Таким образом, курортный сбор стал достаточно ощутимым подспорьем.

В то же время, в Краснодарском крае и, тем более, Крыму существенно преобладает частный сектор, который в подавляющей массе не взимает с постояльцев курортный сбор. И логично, что в первом курортный сбор взимается по символической ставке (10 рублей), а в Крыму вообще не применяется, добавляет Сергей Шпилько.

В итоге Краснодарский край за 2021 год, который стал одним из лучших по турпотоку, собрал всего 165 млн рублей на курортном сборе. При этом только на развитие курортной инфраструктуры было выделено бюджетных ассигнований на 463,5 млн. С учетом затрат на администрирование сбора, которые традиционно не озвучиваются, и о них остается только догадываться, очевидно, что игра не стоит свеч.

«В условиях перекоса межбюджетных отношений в сторону федерального центра те регионы, где турпоток превышает численность местного населения, вынуждены искать дополнительные источники финансирования расходов на поддержку местной инфраструктуры гостеприимства. Они-то и инициировали введение курортного сбора. Хотя на самом деле средств от него на эти цели все равно не хватит, — признает Сергей Шпилько. — И когда речь идет о всероссийских курортах, надо выделять деньги из федерального бюджета отдельной строкой, как это делалось во времена СССР в отношении ряда всесоюзных здравниц. Суздалю, например, в который приезжает чуть ли не миллион туристов в год при населении меньше 10 тыс. жителей, курортный сбор пригодился бы, хотя проблему дефицита средств для обустройства города под такие турпотоки он бы полностью не решил».

Фото: Maria_Domnina, pixabay
Курортный сбор: реальная помощь регионам или перекладывание денег?

Намерение властей Башкирии ввести курортный сбор с туристов вызвала очередную дискуссию в туротрасли о целесообразности этой меры — в том числе в таких регионах, где овертуризма не наблюдается. Profi.Travel решил посмотреть на итоги эксперимента по введению «налога на отдых», который проводился в течение трех лет, и ответить на вопрос, где эта мера действительно может быть полезна.

Что вначале: сервис или курортный сбор?

Курортный сбор в Башкирии — инициатива депутатов парламента республики. В случае ее принятия в регионе введут «туристический налог» до 100 рублей за сутки проживания для всех совершеннолетних туристов.

По словам спикера башкирского парламента Константина Толкачева, «обязательный платеж не будет обременительным», сообщает «Коммерсант-Башкирия». С другой стороны, говорят эксперты, в случае выбора максимальной суммы сбора паре придется заплатить за неделю отдыха 1400 рублей.

В самой Башкирии позиция участников бизнеса по поводу инициативы неоднозначная. Многие обеспокоены, что новая мера только отпугнет бюджетных туристов, которые приезжают по большей части из соседних регионов. К тому же региону будет сложнее конкурировать за турпотоки, к примеру, с Челябинской областью или Татарстаном, где также развита санаторно-курортная отрасль. По мнению представителей туротрасли, вводить такой сбор было бы правильнее одновременно, по согласованию с соседними субъектами.

«Башкирия — регион с довольно бюджетным чеком, в отличие от Калининградской области или Сочи, — цитирует „Коммерсант“ эксперта по туризму в Башкирии и блоггера Раиса Габитова. — Наш турист небогатый, как правило, едет из соседнего региона, часто на своей машине с палатками, или останавливается в недорогом отеле. Думаю, что это неправильная история. Сначала нужно развить уровень сервиса и поднять средний чек, а потом вводить туристический сбор». С этим мнением соглашаются большинство профессионалов турбизнеса: на Западе курортный сбор вводится, как правило, в регионах с овертуризмом, где есть задача ограничить турпоток или, как минимум, минимизировать за счет него износ туристической инфраструктуры, которая страдает от избыточной нагрузки.

Эксперимент с курортным сбором — считать ли успешным?

Башкирские законодатели в качестве положительных доводов ссылаются на успешный опыт введения курортного сбора в тех регионах России, где он был запущен в пилотном режиме: Крыму, Ставрополье, Краснодарском и Алтайском краях. С 2018 по 2021 годы, пока проводился эксперимент, больше всего средств удалось собрать в Ставропольском крае — 904,5 млн руб. В Краснодарском крае эта сумма составила 538,1 млн руб., а на Алтае — 115,6 млн руб. При этом в Крыму от идеи введения курортного сбора в итоге полностью отказались.

Все регионы, где проходил эксперимент по курортному сбору, выкладывают отчетность в открытый доступ на сайтах своих туристических ведомств. Судя по этим данным, в Ставропольском крае работу с курортным сбором удалось наладить лучше, чем в других регионах, по крайней мере, с точки зрения количественных показателей. В региональном Министерстве туризма и оздоровительных курортов был создан отдел по контролю за собираемостью курортного сбора. Всего налог действует в четырех городах: Пятигорске, Кисловодске, Железногорске и Ессентуках. Собранные средства (по 50 рублей за сутки проживания с каждого взрослого туриста) направляются в региональный бюджет, откуда в виде бюджетных ассигнований возвращаются муниципалитетам под конкретные проекты.

По данным из открытых источников, за 2021 год в регионе было собрано 266 652 201 руб. «туристического налога». Сбор оплатили 426,4 тыс. человек из 714,9 приехавших в регион за прошлый год. Реестр платежных агентов по всем четырем курортам насчитывает около 450 юрлиц, причем в нем значатся даже небольшие гостевые дома емкостью до 8 гостей.

Что касается расходования собранных средств, то, по данным регионального Минтуризма, они направляются в основном на благоустройство туристических мест: скверов, входных групп в общественные места и т.п. При этом сложно оценить, какова в этих ассигнованиях доля средств, полученных непосредственно от курортного сбора.

Вместе с тем, эксперты, которые выступали против «налога на отдых» с самого начала, склонны считать, что от таких объемов денег пользы явно меньше, чем усилий, которые потратили на их сбор. По словам Дмитрий Богданова, главы ассоциации отельеров АМОС, который является одним из наиболее последовательных противников сбора, итоги эксперимента, проводившегося в четырех регионах с 2018 по 2021 год, так и не были представлены широкой общественности, а без них нет смысла говорить о применении сбора в других регионах. И главная причина такого молчания — более чем скромный объем собранных средств. С этой точкой зрения согласны и другие опрошенные.

«Я с самого начала был против курортного сбора, потому что в нем просто нет никакой логики: одной рукой мы платим туристам кешбэк, чтобы они ехали отдыхать в России, а другой — забираем эти деньги в качестве курортного сбора», — отмечает Дмитрий Богданов.

Курортный сбор возможен. Но не везде

При этом профессионалы турбизнеса соглашаются: введение курортного сбора может быть оправдано, например, при локальном овертуризме. Снижение фискальной нагрузки на бизнес повышает конкурентоспособность турпродукта и дестинации. Эксперимент по введению курортного сбора показал, что он может быть относительно эффективным инструментом для поддержки и даже развития курортов, говорит почетный президент Российского союза туриндустрии Сергей Шпилько. Однако для этого должны быть соблюдены несколько условий.

«Прежде всего, чтобы поступления от сбора в муниципальный бюджет были кратно выше затрат на его администрирование, регион должен располагать большим классифицированным номерным фондом. А значит основу его индустрии гостеприимства должны формировать крупные здравницы, гостиничные, горнолыжные комплексы. То есть, надо, чтобы не только сам турпоток в регион был большим, но и чтобы размещался он в основном в объектах, которые исполняют свои обязательства перед бюджетом — платят налоги и сборы. А доля так называемого частного сектора, который в основном находится в серой зоне, наоборот, должна быть невелика. В противном случае недобросовестная конкуренция между надомными и квалифицированными средствами размещения с введением курортного сбора будет только усиливаться», — говорит Сергей Шпилько.

Кроме того, по словам эксперта, важно, чтобы средний чек пребывания в гостиницах и санаториях региона был относительно высоким, чтобы курортный сбор в нем «тонул», не оказывая существенное влияние на стоимость турпродукта. Таким условиям соответствуют, уже упоминавшийся Ставропольский край, где сбор относительно успешно взимается, а полученные средства расходуются на поддержку инфраструктуры наиболее посещаемых туристами мест, а также Белокуриха. В Алтайском крае в 2021 году удалось собрать около 24 млн рублей, которые были зачислены в фонд развития курортной инфраструктуры (ФРКИ). Из этого фонда осуществляется финансирование различных работ по обустройству курорта Белокуриха: оборудование гостевых маршрутов, санитарная обработка и многое другое. В 2021 году на эти работы было выделен в общей сложности 31 млн рублей. Таким образом, курортный сбор стал достаточно ощутимым подспорьем.

В то же время, в Краснодарском крае и, тем более, Крыму существенно преобладает частный сектор, который в подавляющей массе не взимает с постояльцев курортный сбор. И логично, что в первом курортный сбор взимается по символической ставке (10 рублей), а в Крыму вообще не применяется, добавляет Сергей Шпилько.

В итоге Краснодарский край за 2021 год, который стал одним из лучших по турпотоку, собрал всего 165 млн рублей на курортном сборе. При этом только на развитие курортной инфраструктуры было выделено бюджетных ассигнований на 463,5 млн. С учетом затрат на администрирование сбора, которые традиционно не озвучиваются, и о них остается только догадываться, очевидно, что игра не стоит свеч.

«В условиях перекоса межбюджетных отношений в сторону федерального центра те регионы, где турпоток превышает численность местного населения, вынуждены искать дополнительные источники финансирования расходов на поддержку местной инфраструктуры гостеприимства. Они-то и инициировали введение курортного сбора. Хотя на самом деле средств от него на эти цели все равно не хватит, — признает Сергей Шпилько. — И когда речь идет о всероссийских курортах, надо выделять деньги из федерального бюджета отдельной строкой, как это делалось во времена СССР в отношении ряда всесоюзных здравниц. Суздалю, например, в который приезжает чуть ли не миллион туристов в год при населении меньше 10 тыс. жителей, курортный сбор пригодился бы, хотя проблему дефицита средств для обустройства города под такие турпотоки он бы полностью не решил».

Фото: Maria_Domnina, pixabay