С большим интересом следим за угрозами Саудовской Аравии уменьшить квоты на добычу нефти. Игра Саудитов понятна. Благородные хранители двух святынь обеспокоены возможным снятием санкций с Исламской республики Иран и активно намекают своим западным партнерам, что подобное развитие событий может обернуться не падением цен, а, наоборот, их новым скачком. В общем, старый спор суннитов и шиитов, давно уж взвешенный Аллахом, в котором цены на нефть используются как рычаг давления (а шантажистами на Западе при этом русских называют).

Однако Эр-Рияд умудрился объединить практически всю ОПЕК (за исключением, понятное дело, Ирана). Так или иначе угрозы Саудовской Аравии, каждый по своим причинам, поддержали все от Венесуэлы до Катара и председательствующей в картеле в этом году Конго.

Сама по себе иранская нефть не увеличит предложение, поскольку она и так прекрасно продается через третьи страны. Однако сделка с Тегераном позволит хоть слегка сбить сцены – иранцы начнут продавать нефть напрямую, минуя посредников. Угроза ОПЕК в случае реализации, напротив, именно что усилит структурный дефицит в Европе.

Вчера Макрон говорил о конце «периода изобилия», но заявил, что нужно «защитить Украину», потому что речь идет о борьбе за свободу, которая «имеет свою цену, которая может потребовать жертв». А мы вот все никак не может понять. Что больше угрожает западным ценностям, западному образу жизни и всему такому прочему?

Когда одна вполне себе европейская держава, пускай и со своим тараканами, наводит порядок у себя порядок на заднем дворике? Или когда несколько абсолютных монархий в лице Саудовской Аравии и Катара вертят западным миром как хотят и продавливают свою волю? Может быть, все-таки уважаемый Макрон и иже с ним не в ту сторону воюет? Но, похоже, в современной Европе об этом вообще никто не задумывается.
С большим интересом следим за угрозами Саудовской Аравии уменьшить квоты на добычу нефти. Игра Саудитов понятна. Благородные хранители двух святынь обеспокоены возможным снятием санкций с Исламской республики Иран и активно намекают своим западным партнерам, что подобное развитие событий может обернуться не падением цен, а, наоборот, их новым скачком. В общем, старый спор суннитов и шиитов, давно уж взвешенный Аллахом, в котором цены на нефть используются как рычаг давления (а шантажистами на Западе при этом русских называют).

Однако Эр-Рияд умудрился объединить практически всю ОПЕК (за исключением, понятное дело, Ирана). Так или иначе угрозы Саудовской Аравии, каждый по своим причинам, поддержали все от Венесуэлы до Катара и председательствующей в картеле в этом году Конго.

Сама по себе иранская нефть не увеличит предложение, поскольку она и так прекрасно продается через третьи страны. Однако сделка с Тегераном позволит хоть слегка сбить сцены – иранцы начнут продавать нефть напрямую, минуя посредников. Угроза ОПЕК в случае реализации, напротив, именно что усилит структурный дефицит в Европе.

Вчера Макрон говорил о конце «периода изобилия», но заявил, что нужно «защитить Украину», потому что речь идет о борьбе за свободу, которая «имеет свою цену, которая может потребовать жертв». А мы вот все никак не может понять. Что больше угрожает западным ценностям, западному образу жизни и всему такому прочему?

Когда одна вполне себе европейская держава, пускай и со своим тараканами, наводит порядок у себя порядок на заднем дворике? Или когда несколько абсолютных монархий в лице Саудовской Аравии и Катара вертят западным миром как хотят и продавливают свою волю? Может быть, все-таки уважаемый Макрон и иже с ним не в ту сторону воюет? Но, похоже, в современной Европе об этом вообще никто не задумывается.